суббота, 31 мая 2014 г.

«Нет ничего нового под солнцем»



-->
   «Что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Экклезиаст 1:9)



Отношение римских властей к ранним христианам

Свидетели Иеговы, власти и политика

Ранние христиане и римские культы

Свидетели Иеговы на религиозном фоне России

Свидетели Иеговы и семейные устои

Свидетели Иеговы и отсутствие обрядовости 

Свидетели Иеговы, праздники и развлечения 

Отказ от употребления крови

Слишком «молодая» вера?



  Не столь давно мне в руки попала книжка одного отечественного протестантского писателя М.В. Иванова с незатейливым названием «История христианства» (Издательство «Библия для всех». Санкт-Петербург. 2000 г.). Вкратце освещая исторический путь развития христианства, автор, касаясь периода гонений на церковь в первые века её существования, привёл наглядный перечень основных тому причин. После ознакомления с ними меня немало удивил факт того, что как на заре христианской эры, так и сегодня, можно наблюдать их полную идентичность. По сути, в современной России Свидетелям Иеговы вменяются те же самые «грехи», что и ранним христианам, преследуемым Римской империей.



Отношение римских властей к ранним христианам



  Позволю себе привести несколько цитат из этой работы и сделать наглядное сравнение между двумя эпохами. Автор пишет:

  «Прежде чем говорить об этапе общегосударственных гонений на христиан в Римской империи, стоит разобраться в их основных причинах.
    Во-первых, христиане, как строгие монотеисты (то есть признающие только одного Бога) не могли воздавать божественных почестей императорам и их изображениям, чего в обязательном порядке требовал уклад римского общества. Те, кто отказывался воздавать упомянутые почести, считались политическими преступниками, хулителями императорского достоинства».

  Иными словами, древнеримские власти не устраивало то, что ранние христиане не проявляли той степени лояльности к ним, как того требовалось от всех римских граждан. Впрочем, согласно новозаветному увещанию, христиане должны были подчиняться мирским властям, как «занимающим места, отведённые им Богом» (Рим. 13:1-7). Библия также поощряет последователей Христа «возносить мольбы, молитвы, ходатайства и благодарения за людей всякого рода, за царей и всех занимающих высокое положение» (1 Тим. 2:1-2).
  Однако в то же самое время христиане не считали для себя сколько-нибудь допустимым отводить светским правителям ту роль, которая могла принадлежать только Богу.  «Отдавайте кесарево кесарю, а Божье Богу» - дал соответствующее указание Иисус (Мр. 12:17).  Христиане поступали соответственно (Деян. 4:19; 5:29). По этой самой причине они чётко осознавали, что воздавать особые почести властным людям, государству или его символам для них абсолютно неприемлемо. 

  В книге «Основы библейской истории» говорится: «Поклонение императору состояло в том, чтобы посыпать щепотку фимиама или покропить вином на жертвенник, стоявший перед его статуей. Возможно, спустя столько времени нам кажется, что это ничем не отличается от... поднятия руки, когда чествуют флаг или главу государства. Для нас это не более чем выражение вежливости, уважения и патриотизма. Возможно, в I веке многие относились к этому точно так же, но христиане смотрели на это совершенно иначе. Для них это было религиозным поклонением, признанием императора божеством и, как следствие, нарушением верности Богу и Христу, поэтому они отказывались это делать» («Essentials of Bible History», Элмер Моулд, 1951, с. 563).

  Историк Дэниел Манникс отметил «Христиане отказывались... приносить жертвы гению [римского] императора, в наши дни это практически то же самое, что отказ чествовать флаг или давать присягу государству» («Those About to Die», Дэниел П. Манникс, 1958 год, страница 135).

  Французский автор-католик А. Аман пишет: «Позиция христианина ежедневно приводила его к проблемам; он жил на задворках общества... Он постоянно сталкивался с проблемами дома, на улице, на рынке... На улице христианин, независимо от того, был ли он римским подданным или нет, должен был обнажать свою голову, когда проходил мимо храма или статуи. Как бы он мог не делать этого, не вызвав подозрений, и в то же время как бы он мог пойти на это, не совершив при этом акта преданности государству?» («Повседневная жизнь ранних христиан: 95—197 годы нашей эры»).

  «Правители языческого мира не понимали ранних христиан и относились к ним без особой благосклонности. [...] Христиане отказывались выполнять некоторые обязанности римских граждан. [...] Они не занимали политических должностей» («On the Road to CivilizationA World History», А. К. Геккель и Дж. Г. Сигмэн, 1937, с. 237—238).

  В книге «Ранняя церковь» историк Генри Чадвик заметил, что раннее христианское собрание представляло собой «неполитическое сообщество людей, державшихся в стороне от дел мира и любых конфликтов» («The Early Church»).




  Несмотря на столь предвзятое отношение римских властей к христианам, те не позволяли себе бунтовать против них и не призывали к тому других. Как упоминается в одной книге, «Хотя христиане и не участвовали в поклонении императору, они не подстрекали к бунтам, а их религия, при всей своей необычности и иногда неприемлемости с точки зрения язычников, не представляла никакой реальной угрозы для империи» («После Христа. Торжество христианства»).

  Историк Джон фон Мосхайм назвал христиан первого века «группой самых что ни на есть безобидных людей, никогда и в мыслях не имевших причинение вреда государству».

  Цитируя то, что говорил в защиту учеников Иисуса живший во втором веке апологет Юстин Мученик, Роберт М. Грант назвал ранних христиан «лучшими помощниками императора в деле мира и порядка» («Раннее христианство и общество»).

  Уважение ранних христиан к «высшим властям» выражалось, среди прочего, в том, что они добросовестно платили налоги. Юстин Мученик писал римскому императору Антонину Пию (138—161), что христиане платят налоги «охотнее всех остальных» («Первая апология», глава 17). А Тертуллиан говорил римским правителям, что их сборщики налогов должны «благодарить христиан» за добросовестную уплату податей («Апология», глава 42).

  Э. У. Барнз рассказывает в своей книге «Возникновение христианства»: «Ранние достоверные источники свидетельствуют о том, что христианское движение было по своей сути высоконравственным и законопослушным. Его приверженцы горячо желали быть хорошими гражданами и верноподданными. Однако их долгое время презирали, злословили и ненавидели».

  В своей книге «Ранняя церковь и мир» историк Сесиль Каду, описывая отношение христиан к государственной власти в 30—70 годы н. э., сказал: «У нас нет прямых доказательств, что христиане того периода когда-либо пытались противостоять преследованиям при помощи силы. Самое большее, что они делали,— это подвергали своих правителей суровой критике или расстраивали их планы, спасаясь бегством. Обычная же реакция христиан на преследования не выходила за рамки сдержанного, но твердого отказа подчиняться таким приказам правительства, которые, на их взгляд, шли вразрез с подчинением Христу» («The Early Church and the World»).


  Однако устраивала ли римских императоров позиция христиан? В общем и целом, нет. Почему? Потому что централизованная и жёсткая власть Рима требовала к себе абсолютного, а не относительного подчинения своих подданных. Политические идеалы империи стояли выше религиозных принципов отдельных людей. Патриотизм и имперская идеология Рима подразумевали беспрекословную готовность каждого человека исполнить любые приказы кесаря и превознести хвалу императору и империи. Если того требовали обстоятельства, каждый член общества должен был с готовностью отдать свою жизнь за политические интересы Рима. Поэтому, какой бы миролюбивой и нравственно чистой ни была религия, если она в этих вопросах не шла на компромисс с государством, то считалась неблагонадёжной и, соответственно, вредной для общества. А христиане, как известно, на компромисс имперским патриотизмом не шли. 

  Не удивительно поэтому, что, несмотря на благопристойное поведение ранних христиан, большинство римских императоров были о них весьма категоричного мнения. По словам историка Э. Дж. Харди, императоры считали их «презренными фанатиками». Тертуллиан подтвердил, что само название «христианин» было ненавидимо и что христиане считались сектой, к которой относились с неприязнью. Говоря о том, как рассматривали христиан должностные лица Римской империи второго века, Роберт М. Грант написал: «В основном считалось, что христианство — просто ненужная, возможно вредная, религия» («Раннее христианство и общество»).

  Дошедшая до нашего времени переписка между правителем Вифинии Плинием Младшим и императором Траяном подтверждает, что правящие круги не питали ни малейшей симпатии к ученикам Христа. Примерно в 111 году н. э. Плиний писал императору Траяну, спрашивая, как быть с христианами. По словам Плиния, те, кого в принадлежности к христианству обвиняли ложно, призывали вслед за ним имена богов и совершали поклонение перед статуей Траяна. Плиний продолжает: «Настоящих христиан, говорят, нельзя принудить ни к одному из этих поступков».


Свидетели Иеговы, власти и политика



  Причина, по которой сегодня в России властями преследуются Свидетели Иеговы, без всякого сомнения, аналогична той, что мы могли рассмотреть выше. Свидетели, учась на библейских принципах и примерах первых христиан, стремятся «вести спокойную и тихую жизнь в полной преданности Богу и серьёзности» (1 Тим. 2:2). Они не нарушают ни Божьих, ни государственных законов. Они не участвуют в бунтах против властей и не поощряют других к подобным действиям.

  В журнале «Сторожевая башня» на этот счёт давалось следующее увещание:
  «Свидетели Иеговы знают, что они обязаны ‘покоряться высшим властям’ — правителям страны (Римлянам 13:1). Поэтому, когда кесарь, государство, предъявляет справедливые требования, совесть христиан, обученная по нормам Библии, разрешает им выполнять эти требования. Например, истинные христиане — одни из самых образцовых налогоплательщиков в мире. Немецкая газета «Мюнхнер Меркур» отзывалась о Свидетелях Иеговы: «Они самые честные и самые аккуратные налогоплательщики Федеративной Республики». В итальянской газете «Стампа» писалось: «Они [Свидетели Иеговы] самые надежные граждане, каких только можно пожелать: они не уклоняются от уплаты налогов и не стараются обойти неудобные законы, ища собственной выгоды». Делая так, служители Иеговы поступают «по совести» (Римлянам 13:5, 6).
Ограничивается ли «кесарево» уплатой налогов? Нет. Павел назвал также другое, например, страх и честь. Немецкий библеист Генрих Майер писал: «Под [кесаревым]... нужно понимать не только гражданский налог, но все, на что кесарь имеет право вследствие справедливого правления» («Critical and Exegetical Hand-Book to the Gospel of Matthew»). Историк Э. У. Барнз заметил, что, если христианин был обязан платить налоги, он платил их, а «также признавал все остальные обязанности перед государством, если только кесарь не требовал того, что принадлежит Богу» («The Rise of Christianity») («Сторожевая башня», 1 мая 1996 г., стр.16).

  В газете «Уорлд-геральд» города Омаха (США, штат Небраска), в передовой статье говорилось: «Считать, что Свидетели Иеговы представляют угрозу для какого бы то ни было политического режима, могут только те, кто закоснел в нетерпимости и подозрительности. Это самая безопасная для государства и миролюбивая религиозная организация, какую только можно себе представить. Они претендуют лишь на то, чтобы им позволили свободно исповедовать свою веру».

  В итальянской газете «Коррьере ди Триесте» отмечалось: «Верность своим убеждениям и сплоченность Свидетелей Иеговы вызывает восхищение. Благодаря своему единству, они, в отличие от других конфессий, не молят одного и того же Бога во имя одного и того же Христа о благословениях для двух противоборствующих сторон и не смешивают политику с религией в угоду главам государств или политическим партиям. И последнее, но не менее важное: они готовы скорее расстаться с жизнью, чем нарушить... заповедь НЕ УБИЙ!».

  В 1990 году, после снятия 40-летнего запрета на деятельность Свидетелей Иеговы в Чехословакии, в газете «Нова свобода» писалось: «Вера Свидетелей Иеговы запрещает поднимать оружие против людей, и те из них, кто отказался от военной службы и не получил работу на угольных шахтах, попали в тюрьму — на срок до четырех лет. Уже одно это свидетельствует об их огромной моральной силе. Этим бескорыстным людям впору доверить самые высокие политические должности, но они ни за что на это не согласятся. [...] Вне всяких сомнений, они уважают государственную власть, но верят, что только Царство Бога способно разрешить все проблемы человечества. Они отнюдь не фанатики. Они исполнены человеколюбия».

  Автор одной передовой статьи из Северной Америки писал: «Нужно иметь воображение фанатика и параноика, чтобы поверить, что Свидетели Иеговы представляют какую-либо угрозу какому-то политическому режиму; они так далеки от подрывной деятельности и миролюбивы, как только может быть религиозная организация».

  В письме, опубликованном в газете «Московское время», говорилось: «[Свидетели Иеговы] известны, как приятные, добрые и кроткие люди, с которыми легко иметь дело, они никогда не оказывают давления на окружающих и всегда стремятся поддерживать мирные отношения с людьми любой религиозной принадлежности... Среди них нет взяточников, пьяниц или наркоманов, и объясняется это очень просто: во всем, что они говорят и делают, они стремятся руководствоваться своими основанными на Библии убеждениями. Если бы люди во всем мире хотя бы старались жить по Библии, как Свидетели Иеговы, наш жестокий мир был бы совершенно иным».

  «Они не против государства, они лишь за Иегову». «Они не сжигают призывных повесток, не поднимают восстаний... не участвуют в какой бы то ни было антиправительственной деятельности». «Честность и добропорядочность — неизменные качества Свидетелей. Что бы ни думали о Свидетелях — а очень многие думают о них плохо,— они ведут безупречную жизнь» («Телеграм», июль 1970 года, Торонто, Канада).



  Так же, как и первые христиане, Свидетели Иеговы решительно отвергают любую возможность своего участия в политических стихиях мира и не считают для себя позволительным воздавать государству или отдельным наделённым особой властью людям тех почестей, достойными которых является один лишь Бог! (Деян. 4:19; 5:29). Они «отдают кесарево кесарю, а Божье Богу» (Мр. 12:17). Ввиду этого, Свидетели, подобно первым христианам, не пополняют ряды армии кесаря и не выступают на митингах за правящую партию. Они не украшают свои молельные дома государственными флагами и не позиционируют себя как «ура-патриотов», готовых сложить свои головы за политические амбиции правителей. Естественно, что у нынешней чиновничьей номенклатуры встаёт вопрос: «а нужны ли нам такие лица, которые не хотят быть "патриотами"?»

  В «Энциклопедии раннего христианства» говорится: «Ранняя церковь считала себя единым новым „человечеством“, в котором прежде враждовавшие между собой иудеи и неиудеи жили вместе в мире и согласии» («Encyclopedia of Early Christianity»). Понятно, что, будучи ведомыми новым учением Христа, ранние христиане не вовлекались в патриотические игры и не позволяли себе разделяться по национальным и этническим интересам. Так же и Свидетели Иеговы оказываются абсолютно не у дел в вопросах национального превосходства, пропагандируемого некоторыми сильными мира сего. Являясь послушными гражданами своей страны, Свидетели, между тем, не вовлекаются в ура-патриотические акции и не скандируют под триколором «Россия, вперёд!». И, видимо, это кому-то очень не нравится. 

  Проводя аналогичное сравнение Свидетелей Иеговы с ранними христианами, авторы книги «20 веков христианства» написали следующее:
   «Поскольку жертвоприношения Гению императора оставались проверкой на патриотизм, могли ли власти закрывать глаза на неповиновение этих [ранних] христиан-непатриотов? Затруднительное положение, в котором в итоге оказались христиане, сродни тому, в котором в США в годы войны оказалась активная секта, известная как Свидетели Иеговы. Дело касалось отдания чести американскому флагу» («20 Centuries of Christianity», Пол Хатчинсон и Уинфред Гаррисон, 1959, с. 31).

  В книге «Американский характер» делалось похожее сравнение:
  «Возражения Свидетелей для большинства людей были... такими же невразумительными, как для Траяна и Плиния возражения христиан [в Римской империи], которые отказывались совершать формальные жертвоприношения императору, почитавшегося в то время как божество» («The American Character»).

  В своей книге «Отказ от военной службы по убеждению» (франц.) Жан-Пьер Катлен пишет:   
  «Свидетели совершенно послушны властям и, как правило, повинуются законам; они платят налоги и не пытаются ставить под вопрос деятельность правительств, изменять или свергать их, потому что они не занимаются делами этого мира». Катлен добавляет, что только если государство претендует на их жизнь, которую они полностью посвятили Богу, тогда Свидетели Иеговы отказываются повиноваться.

  «К своей религии Свидетели Иеговы относятся намного серьезнее, чем большинство людей. Их жизненные принципы напоминают позицию ранних христиан, к которым относились с презрением и которых безжалостно преследовали римляне» («Akron Beacon Journal», Акрон, штат Огайо, 4 сентября 1951 года).

«Деятельность Свидетелей Иеговы — это возрождение и восстановление раннего христианства, которое исповедовали Иисус и его ученики в течение первого и второго веков нашей эры» («Encyclopedia Canadiana»).


    Официальный документ правящей партии "Единая Россия", получивший название "Нравственная основа модернизации" и предложенный участникам проведённой в середине февраля 2010 года партийной дискуссии о нравственности, содержит чёткое утверждение, что "патриотизм - это гражданская религия современного общества". В то же время, не видя в Свидетелях Иеговы той силы, которую государство могло бы обратить для поддержания своей политической идеологии, госчиновники, видимо, пришли к выводу, что дальнейшее развитие этой известной христианской организации, насчитывающей в России уже более 160 000 человек (не считая не меньшего числа интересующихся и сочувствующих им) не согласуется с политическими интересами государства. А если так, то и особо радеть за сохранение их законных прав тоже нет смысла. Ну, а как иначе расценить развернувшуюся в стране компанию по обвинению федеральными властями Свидетелей Иеговы в «экстремизме»? А ведь это обвинение само по себе звучит достаточно нелепо, если учесть, что взгляды аполитичных Свидетелей в принципе отвергают всяческое насилие, бунт или иное какое действие, направленное на причинение обществу вреда.

  Именно на это обратил внимание профессор РГГУ Анатолий Пчелинцев, одновременно являющийся главным редактором журнала «Религия и право». Он сказал: «Общины Свидетелей Иеговы существуют во всем мире. Но таких проблем, как в России, они, пожалуй, не испытывают нигде. Может быть, только еще в Китае. Это совершенно неестественно, потому что обвинить их в антиобщественной, а тем более антигосударственной деятельности нельзя… В соответствии с вероучительной практикой последователи Свидетелей Иеговы не участвуют в политической деятельности. Опять же это право каждого гражданина, а не обязанность» Убрать Свидетелей», «Независимая газета», 5 августа 2009 г.).

  Глава комитета по свободе совести Национальной ассамблеи Сергей Мозговой дал открытую оценку причинам начатых федеральными властями гонений против Свидетелей Иеговы. Он считает, что основных причин, по которым Свидетели Иеговы стали мишенью для власти, две. «Во-первых, власть не может их использовать в своих интересах, - сказал он, - поскольку они принципиально дистанцируются от политики и официальных бюрократических структур. А во-вторых, эта конфессия динамично развивается. Но репрессии, я думаю, могут наоборот усилить это развитие и приток неофитов» (Комментарий для Собкор.ru от 21 июля 2009 года).

  На подобную причину преследования Свидетелей Иеговы указал и профессор РГГУ, главный редактор журнала «Религия и право» Анатолий Пчелинцев. Журналист задал ему вопрос: «В Балашихе возле железнодорожной станции Салтыковка на месте сегодняшнего «Зала Царства» Свидетелей Иеговы в советские времена была пьяная забегаловка. В Ставрополе в Северо-Западном районе в «Зал Царства» переоборудована такая же пьяная кафешка. Благое дело, можно сказать, сделали. Но за верующих крепко взялись чиновники. Почему?». В ответ профессор сказал: «Я думаю, потому что число этих верующих быстро растет, они очень активны» (Общественно-политическая газета "Открытая. Для всех и каждого", «Не знаешь, что делать – поступай по закону», 21.02.2010 г.).


  Весьма печально, что российские чиновники объявили «крестовый поход» против христиан. Видеть в Свидетелях Иеговы угрозу государственности страны, по меньшей мере, смешно. Люди, которые отстаивают высокие библейские идеалы, не могут быть экстремистами! Как заявил однажды прокурор апелляционного суда города Торунь (Польша), «Свидетели Иеговы занимают точно такую же позицию, что и первые христиане. Оклеветанные и преследуемые, они стоят за наивысшие идеалы в развращенном, приходящем в упадок мире».

  В книге «Они тоже верят» («These Also Believe») профессор Ч. С. Браден пишет: «Своей борьбой за сохранение гражданских прав, они [Свидетели Иеговы] оказали демократии неоценимую услугу, поскольку этим они сделали многое для того, чтобы все меньшинства Америки пользовались теми же правами. Посягательство на права какого-то одного меньшинства означает, что то же самое грозит и всем остальным. Поэтому Свидетели внесли весомый вклад в сохранение некоторых наиболее дорогих сокровищ нашей демократии».

  Очень жаль, что высокие государственные чиновники склонны формировать образ «врага» в лице категории граждан, известной мировому сообществу своей мирной позицией и уважением законов государства. Казалось бы, не о таких ли подданных должен мечтать любой уважающий себя правитель? Но если государство не устраивает, что его подданные становятся образцовыми гражданами, честными налогоплательщиками и миролюбивыми людьми, то на что оно тогда претендует? Если отдаваемого ему христианами «кесарева» уже недостаточно, то неужели ему нужно ещё и «Божье»? (Мр. 12:17). Будь оно так, то временам римских костров ещё предстоит вернуться…


Ранние христиане и римские культы



  Обратимся ко второй причине жестоких гонений Рима против ранних христиан.

  «Во-вторых, римляне были терпимы к любой религии, если последователи её в свою очередь проявляли терпимость к римским богам и к верованиям других народов империи. Становясь же христианами, люди отрекались от всех других богов, переставая считать их таковыми. Подобная «нетерпимость» христиан с точки зрения империи считалась весьма вредной» (М.В. Иванов «История христианства»).

   Почему христиане первых веков не шли на компромисс в вопросах веры с другими религиями, в том числе с «традиционными» для того времени религиозными взглядами? Потому что они свято верили в истинность слов Иисуса: «Входите через узкие ворота, потому что широка и просторна дорога, ведущая к гибели, и многие идут ею, тогда как узки ворота и тесна дорога, ведущая к жизни, и немногие находят её» (Мф. 7:13,14). Таким «узким путём», ведущим к Божьему одобрению и спасению, является только Иисус. Он сам указал на это следующими словами: «Я — путь, истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу иначе, как только через меня» (Ин. 14:6).

  Но даже номинальная принадлежность к одной из существующих на сегодняшний день десятков тысяч церквей, именующих себя «христианскими», не означает автоматической правильности сделанного выбора. И это подтвердил Иисус, когда дал важное увещание: «Не всякий, говорящий мне: „Господи, Господи“, войдёт в небесное царство, а лишь тот, кто исполняет волю моего Отца, который на небесах» (Мф. 7:21-23). Как следует из этого примера, истинные ученики Иисуса должны верно исполнять волю «единственного истинного Бога», небесного Отца (Ин. 17:3). А потому «какую долю имеет верный с неверующим?» (2 Кор. 6:14-18).

  "Encyclopædia Britannica" констатирует этот факт, когда пишет, что «христиане первых трех столетий решительно обращались против государственной религии Рима» в том смысле, что открыто признавали её ложной. Они отказывались вступать в союз церкви и государства, который, по свидетельству истории, был бы «скорее союзом, заключенным Сатаной, а не Иисусом из Назарета» («Two Thousand YearsThe Second Millennium: From Medieval Christendom to Global Christianity»).

  Ранних христиан осуждали за их утверждение, что только они владеют истинным поклонением, а другие религии - нет. Они также не шли на экуменизм, или сотрудничество между религиями. В этой связи профессор и историк Кеннет Скотт Латурет писал: «В отличие от большинства вер того времени, они [христиане] относились отрицательно к другим религиям... В противоположность довольно широкой терпимости, которая была свойственна другим культам, они провозглашали, что окончательная истина — у них» («История распространения христианства»).

  Доктор богословия Д. У. К. Уонд писал, что «общественная жизнь становилась очень трудной, когда кто-нибудь по соседству не сообразовывался с самыми обычными условностями по той причине, что это означало бы признание языческих божеств». Поэтому неудивительно, что многие считали ранних христиан ненавистниками рода человеческого.

  В 202 году нашей эры император Септимий Север издал специальный указ, запрещавший христианам обращать других в свою веру. Тем не менее, это не остановило их, и они продолжали свидетельствовать о своей вере, как о единственно истинной. Кеннет Скотт Латурет описывает результат: «В своем отказе пойти на компромисс с существовавшим тогда язычеством и со многими из общепринятых обычаев и моральных форм поведения того времени [раннее христианство] выработало сплоченность и организацию, что противопоставляло его обществу. Сам разрыв, требовавшийся, чтобы присоединиться к нему, вооружал его приверженцев убежденностью, которая являлась источником силы, дававшей противостоять гонениям, и источником рвения в приобретении новообращенных».

  В конце концов, римские власти признали, что христиане — «добродетельные люди, но, непонятно почему, враждебны к старым религиозным традициям», - пишет профессор Генри Чадвик.


Свидетели Иеговы на религиозном фоне России


 
  Согласитесь, читая заключения историков, невольно ловишь себя на ассоциации с нашим временем. Как на заре христианской эры, так и сегодня в России раздаются идентичные друг другу обвинения, теперь уже против Свидетелей Иеговы. И ведь неугодны Свидетели именно по той же самой причине, что были неугодны ранние христиане в Римской империи – они считают свою веру единственной истинной, а другие – нет. И «вина» их усугубляется тем, что Свидетели не просто так думают, но признают это открыто, в том числе в своих распространяемых по всему миру публикациях.

  Первые христиане не молчали о собственной убеждённости в единственной истинности своей веры, хотя власти и религиозные вожди Рима и ставил им это в вину, обвиняя их из-за столь смелой позиции в человеконенавистничестве и угрозе для общества. Свидетели Иеговы сегодня точно так же бескомпромиссно говорят, что двух и более «истинных религий» быть не может. Любая форма поклонения, не соответствующая «одной вере, одному крещению», не может с точки зрения Библии считаться истинной, но только ложной (Эф. 4:5).

  Идти на компромисс в этом отношении Свидетели Иеговы считают для себя недопустимым. А потому они не удивляются тому, что окружающий мир проявляет агрессию против этих христиан. Истина гласит: религия, не идущая на компромиссы, не может быть всеобщей. Религия, идущая на компромиссы, не может быть священной!

  Свидетели также понимают, что нельзя стать христианином на своих собственных условиях. Глубоко ошибается тот, кто считает себя христианином лишь потому, что ходит в церковь. Просто регулярное посещение церкви так же неспособно сделать человека христианином, как регулярное посещение гаража неспособно сделать человека машиной. Потому что христианство – это не вопрос знаний, а вопрос состояния сердца человека.

  Но мнение этого мира совершенно иное. Если ты не молчишь о своих убеждениях, но смеешь открыто о них говорить как об истинных, причём, разоблачая при этом бесчестящую Бога религиозную ложь, то ты, как и в первых веках, объявляешься «заразой для общества», «возмущающей всю обитаемую землю» (Деян. 24:5; 16:20; 17:6). Ты – «враг народа». Ты – «экстремист».  
 

  Здесь есть смысл сделать небольшое отступление. Не смотря на то, что Россия традиционно считается православным государством, социологические исследования показывают, что в реальности по-настоящему православными в религиозном смысле этого слова можно считать лишь сравнительно небольшую часть россиян. В феврале 2009 года одной из крупнейших российских исследовательских организаций («Аналитический Центр Юрия Левады») было проведено исследование под названием «Религия и религиозность в России». Результаты этого исследования, проведённого со всей научной строгостью, а также ряда других схожих исследований позволяют ответить на вопрос, какое значение имеет Православие для умов и сердец современных Россиян.

  Не смотря на то, что почти три четверти россиян (около 103 миллионов человек) отождествляют себя с Православной верой, лишь 42% из них безоговорочно верят в Бога, остальные же сомневаются в его существовании. Притом только 3% из тех, кто считает себя православными (т. е. всего около 3 миллионов человек), ведут активную религиозную жизнь, еженедельно посещая храм и участвуя в религиозных постах.

  Ввиду этого специалисты Центра делают вывод: люди в России на самом деле вовсе не прониклись религиозностью, и в большинстве своем не знают даже основ вероучения. Социологи замечают: «Несмотря на знание и одобрение религиозных норм, таких как пост, молитва, исповедь, люди не собираются им следовать, даже считая себя православными».

  (Однако существует интересный парадокс: по данным ещё одного исследования, 83% россиян в том же году так или иначе отмечали масленицу, несмотря на то, что этот праздник имеет не православные, а исключительно языческие, то есть религиозные корни!).

  Что же говорят об этой ситуации те, кто выполняет роль духовных пастырей Православия?

  «Люди приносят к нам в Церковь свои суеверия и пытаются сделать их частью церковной жизни» (Православный богослов, заведующий кафедрой истории Церкви исторического факультета МГУ Игумен Филипп (Симонов)).

  «Люди, ничего не знающие о Боге или имеющие о Нём самые смутные, ложные представления, научаются купаться в проруби, креститься у икон, ставить свечи, и всё это – без Христа. На наших глазах создаётся суррогат религии, который выдаётся за Православие. И люди входят в эту странную религию, потому что не имеют реального представления о том, что такое Церковь на самом деле. Последствия этой псевдорелигиозной жизни... очевидны как для человеческой души, так и для национально-религиозного сообщества: это строительство дома на песке» (Наместник Сретенского монастыря (г. Москва) Архимандрит Тихон (Шевкунов)).

  Почему люди, не имеющие никакой или почти никакой религиозности и даже порой не верящие в Бога, говорят о себе, как о «православных»? Вот как отвечает на это ведущий научный сотрудник Аналитического центра Юрия Левады, социолог Зоркая Наталья Андреевна:
  «Православие в современной России – этнический, а не религиозный признак. «Я русский, а значит, православный» – вот основная мысль».

  Всё вышесказанное означает, что, хотя 72,6% россиян и называют себя православными, в эти слова часто вкладывается какой угодно, только не религиозный смысл. Следует признать, что «настоящих» православных – православных в религиозном смысле этого слова (т. е. по убеждениям и соответствующему убеждениям поведению) – в России значительно меньше, чем обычно принято считать (По материалам статьи Юрия Кумакова «Насколько православна православная Россия?»). 

  "Независимая газета" характеризует «православную» статистику как «попытку подогнать решение задачи под уже готовый ответ. Подогнать число реально православных в нашей стране под озвучиваемую последние месяцы все теми же представителями РПЦ статистику, что так или иначе к ее пастве якобы относят себя более 70% граждан России. Что не подтверждают ни данные посещения храмов на Рождество и Пасху, ни реальная статистика общественной жизни… А проблема-то лежит в другом – в том, что вместо реального воцерковления людей им, да и всем нам, просто предлагается поверить в «подсчитанные» кем-то данные о том, что на самом деле практически мы все уже так или иначе православные» ("Независимая газета", «Борьба за души или за рейтинги?», 01.04.2010 г.).

  Ввиду озвученных фактов впору задаться честными вопросами: могут ли Свидетели Иеговы считать то, что принято называть «православием», отображением истинного поклонения, если подавляющее большинство тех, кто называет себя «православными», сами не относятся сколько-нибудь серьёзно к собственной религии? Есть ли поэтому основание для обвинения Свидетелей в экстремизме, если они считают собственную веру, а вовсе не православие, истинным поклонением? Не следовало бы православным иерархам направить первостепенные усилия для должного духовного просвещения собственных единоверцев, а не на возмущения по поводу библейских взглядов Свидетелей Иеговы? И, в конце концов, почему бы церковным вождям не обвинить в экстремизме и многомиллионную категорию тех людей, кто называется «православными», но своим образом жизни навлекает нарекания на православную веру? 



  Когда 11 сентября 2009 года Ростовский областной суд с подачи прокуратуры вынес решение о признании местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Таганрог» экстремисткой, а также о её ликвидации, а Верховный суд 8 декабря подтвердил это решение, то данное событие послужило недвусмысленным указанием, что российские чиновники решили сделать Свидетелей Иеговы экстремистами. Показательно, что одной из основных причин к обвинению такого рода послужило именно то, что Свидетели Иеговы считают свои религиозные убеждения единственно истинными.

  Пресс-служба Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России в ответ на это распространила заявление, где, в частности, говорится:
  «Решение суда мы считаем необъективным и незаконным. Данное решение суда может обернуться тем, что религиозные свободы в России будут отброшены на пятьдесят лет назад. Литература Свидетелей Иеговы свободно распространяется в более чем в 230 странах мира и территориях, включая все страны Европейского союза. Поэтому обвинение в экстремизме является абсолютно необоснованным. Даже в экспертизе, на основании которой суд принял решение, было сказано, что «пропаганда собственной исключительности и превосходства является неотъемлемой характеристикой любой религии». Если следовать логике Ростовского областного суда, то экстремистской может быть признана литература или деятельность любой религии в России».

  Как высказался один их Свидетелей Иеговы, «Знаете ли вы религию, которая не утверждала бы, что только она истинна? Разве будет человек исповедовать какую-либо религию, если он не верит, что ее учение истинны? Получается, что такое обвинение можно в равной степени предъявить ко всем религиям».

  Неправомерным решение Ростовского облсуда сочли и в информационно-аналитическом центре "Сова". «В сущности, религиозная организация была запрещена не за экстремизм, реальных признаков которого (например, призывов к насилию или пропаганды неполноценности представителей других религий) в исследованной экспертами литературе не было обнаружено, а за то, что их религия отлична от других и что Свидетели Иеговы постулируют свою исключительность и правоту - как и представители любой другой религии», - утверждают в центре.

  По мнению "Совы", «ни пропаганда исключительности, ни "подрыв уважения" и негативные высказывания по отношению к другим религиям, ни даже пресловутый отказ от переливания крови - основания, найденные экспертами и использованные в качестве аргументов прокуратуры, - не имеют отношения к экстремизму и не могут служить причиной запрета организации».

  Заместитель директора правозащитного информационно-аналитического центра «Сова» Галина Кожевникова в личном интервью, посвященном запрету Верховным судом Республики Алтай ряда публикаций Свидетелей Иеговы, сказала следующее:
  «Антиэкстремистские дела, безусловно, являются самыми резонансными, поскольку они основаны на очень некорректной формулировке российского законодательства, которая запрещает пропаганду превосходства собственной религии над другими… Но, как мы уже не раз отмечали, такая интерпретация закона ставит любую религиозную организацию в очень сложное положение, потому что для всякого верующего человека его религия совершенно естественно превосходит все остальные» ("Голос Америки", «Свидетелей Иеговы вновь запретили в России», 03 февраля 2010 г.).

  По словам Романа Лункина, назвавшего заключение суда «позорным для России решением», «экспертиза, которая стала основанием для решения Ростовского суда, по существу не рассматривает вероучение [Свидетелей Иговы] и их деятельность, а осуждает их за то, что они считают себя истинной религией, а всех остальных - представителями ложных религий и бескомпромиссно об этом пишут в своих журналах. Аналогичные выводы содержатся в экспертизах из Асбеста и Горно-Алтайска» (Роман Лункин для "Портала-Credo.Ru").

  Аналогичное мнение разделяет профессор РГГУ, главный редактор журнала «Религия и право» Анатолий Пчелинцев. О странном решении суда он высказался таким образом:
  «Претензии были к конкретным высказываниям из журналов «Свидетелей Иеговы», которые издаются во всем мире, переводятся на несколько десятков языков и в других государствах отторжения не вызывают. Я не берусь анализировать подробно содержание печатной продукции верующих, но не могу согласиться с заключениями экспертов, утверждающих: если «Свидетели Иеговы» объявляют свою религию истинной, то это якобы разжигает религиозную вражду… Если верующие не считают свою религию истинной, то это уже не религия, а клуб по интересам. Православные считают, что их религия наследует апостольскую веру и она самая истинная и самая благодатная. Мусульмане считают истинной свою религию, иудеи – свою, и так далее. Если же мерить одним аршином, то в любой религиозной организации есть то, что не вписывается в современное понимание цивилизованности и толерантности. Давайте тогда  запретим Библию, в которой очень много резких высказываний и противоречий» (Общественно-политическая газета "Открытая. Для всех и каждого", «Не знаешь, что делать – поступай по закону», 21.02.2010 г.).

  Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской Группы, в интервью «Голосу Америки» сказала:
  «Свидетели Иеговы действуют во многих цивилизованных странах на протяжении многих лет, но, к сожалению, только в России их деятельность вызывает такие большие проблемы. Понимаете, последователи любой религии считают свою веру единственно истинной. Например, в самом названии нашего православного христианства заключение понятие такой истинности: «правильно славить» Бога. И наше общество не должно отказывать в подобном праве на пропаганду своих религиозных взглядов любой другой законопослушной религиозной группе. В противном случае мы скатимся даже не к советскому тоталитаризму, а к средневековой религиозной нетерпимости» (Голос Америки. «Свидетели Иеговы запрещены в Ростовской области», 09 декабря 2009 г.).


  Довольно показательно, что абсурдность обвинений Свидетелей Иеговы в экстремизме за то, что они считают истинной только свою религию, видят и представители так называемых «традиционных» религий. Например, после размещения 18 марта 2010 года на известном православном ресурсе «Благовест-Инфо» сообщения о возбуждении в Тамбове уголовного дела по факту распространения Свидетелями Иеговы литературы, признанной судом «экстремистской», один из читателей оставил следующий комментарий:

  «Меня как православного священника и человека потрясло это сообщение. Да, я абсолютно против учения Свидетелей Иеговы и против их мировоззрения… Но дело не в этом. Я, кажется, читал эти брошюры, и ничего "экстремистского" в них не обнаружил.
  Ужасает формирование решения суда: "пропагандирующей превосходство одной религии над другими" - видите ли, брошюры Свидетелей Иеговы пропагандируют превосходство их религии. Ну а как же иначе? Каждый здравый последователь своей религии так и будет утверждать - моя религия превосходит другие, и как утверждает христианство, все другие религии - от сатаны, ведь только в одном Иисусе Христе спасение. Православие утверждает, что все последователи других христианских конфессий - заблуждаются. Это нормальная позиция каждой религии - утверждать, в той или иной мере, что она - уникальна и превосходит другие. И в этом нет никакого экстремизма. Ведь так можно дойти до того, что и Православное учение признать экстремистским и запретить...В Евросоюзе уже судят епископов за то, что они называют гомосексуализм грехом...Суды признают в их действиях неуважение к так называемым секс-меньшинствам и разжигание ненависти...Вот вам и факт...Лет через пять-десять, а то и раньше, такое может быть и в России. И будут потом судить православных за то, что они признают Православие единой истиной религией, за унижение достоинства других, исповедующих не Православие...Палка ведь - всегда о двух концах...».

  Другая читательница призналась:
  «Мне много лет и я гордилась своей Родиной. А сейчас стыдно и чувствую себя виноватой перед этими людьми».

  В конце концов, как не согласиться с мнением, которое высказал Генри Луис Менкен: «Мы должны уважать религию наших ближних, но лишь в том смысле и в той мере, в какой мы уважаем их убеждение, что их жены — красавицы, а их дети — вундеркинды»?

 

  Точно так же довольно странной представляется попытка вменить в вину Свидетелям Иеговы «экстремизм» за то, что они являются активными проповедниками своих взглядов и приходят с Библией к другим людям. Понятно, что на фоне остальных бездействующих в этом отношении конфессий Свидетели видны наиболее заметно. Но разве в том вина этих христиан, если другие церкви не горят желанием быть благовестниками миру? (Сравните Мф. 24:14; 28:19-20). Вот как в этой связи высказался профессор РГГУ, главный редактор журнала «Религия и право» Анатолий Пчелинцев: «Иногда их обвиняют в навязчивости. В качестве примера можно привести дело, которое слушалось в Европейском суде по правам человека «Коккинакис против Греции». Власти Греции пытались обвинить Свидетелей в навязчивой манере миссионерской деятельности. Суд в своем решении сравнивал их с молочником, который рано утром обходит дома, звонит в двери и предлагает свой продукт. Также и проповедники имеют право приходить и говорить о своей вере. Другое дело, что любой гражданин сам решает, вступать ему в диалог с проповедником или закрыть перед ним дверь. Так решил Европейский суд по правам человека. Эти и некоторые другие проявления можно квалифицировать как некий религиозный фундаментализм, но не экстремизм. Хотя ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» настолько расплывчато формулирует это понятие, что под него можно подвести все что угодно» Убрать Свидетелей», «Независимая газета», 5 августа 2009 г.).

  В другом интервью Анатолий Пчелинцев сказал следующее:
  «На мой взгляд, обвинять «Свидетелей Иеговы» в навязчивости, по меньшей мере, некорректно. Они вежливы, доброжелательны, в частную жизнь не вторгаются. Когда ко мне постучались бабушки с журналами, я попросил, чтобы они ко мне не приходили, и больше их не видел».
  Он также напомнил, что «есть нормы международного права, которые предоставляют религиозным организациям право распространять свою веру» (Общественно-политическая газета "Открытая. Для всех и каждого", «Не знаешь, что делать – поступай по закону», 21.02.2010 г.).


  Ввиду всего этого остаётся лишь согласиться с выводом, сделанным правозащитником Львом Левинсоном, считающего, что «развернутая в настоящее время в России кампания травли Свидетелей Иеговы [осуществляется] только за их убеждения».


Свидетели Иеговы и семейные устои



  «В-третьих, христиане считались нарушителями общественных и семейных устоев: согласно общепринятым тогда нормам, тесное общение между рабами и рабовладельцами, замужними женщинами и посторонними мужчинами, вообще любое стирание границ между различными социальными группами являлось совершенно недопустимым.
  Христиане же осознанно провозглашали, что во Христе Иисусе «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; ни мужеского пола, ни женского» (Гал. 3:28). Кроме того они не разделяли всеобщего стремления к стяжательству. Всё это, как считалось, делало христианство общественно опасным» (М.В. Иванов «История христианства»).


  Профессор У. М. Рамсэй говорит, что ненависть к христианам помимо прочего возникала из-за «раздражения, которое вызывалось в языческих семьях обращением какого-то члена семьи».

  Конечно, ни у кого не вызывает сомнения, что подобные бытовавшие в римском обществе крайние представления о ранних христианах были абсолютно несправедливы. Э. У. Барнз пишет о ранних учениках Иисуса: «Они держались в стороне от слабостей и пороков язычества. В личной жизни они стремились быть миролюбивыми соседями и надежными друзьями. Они учились тому, чтобы быть здравомыслящими, трудолюбивыми и чистоплотными во всем. Живя среди преобладающей продажности и распущенности, они были — в случае преданности своим принципам — честными и правдивыми. Их нормы отношений между полами были высокими: брачные узы уважались и семейная жизнь была чистой. Имея такие добродетели, они не могли, по-видимому, быть гражданами, причиняющими беспокойство. Однако их долгое время презирали, злословили и ненавидели» («Возникновение христианства»).

  На подобное важное обстоятельство обратил внимание и историк Джон Лорд: «Подлинное торжество христианства было видно в том, что принявшие его вероучение становились добропорядочными людьми. [...] У нас имеются подтверждения того, что они вели безупречную жизнь, строго придерживались норм морали, были законопослушными гражданами и держались христианских добродетелей» («The Old Roman World»).

  «Самой характерной особенностью христианского учения, может быть, было его подчеркивание непорочности» - утверждает Вильям Сангер в своей книге «The History of Prostitution», в которой он подробно обсуждает нравы древности. Он добавляет: «С самого начала христианские общины по праву гордились чистотой своей морали».

  Естественно, что учения Иисуса воспитывали в его последователях исключительно бережное отношение к семейным ценностям и высоким общественным устоям.

  «Мы так отдалены от беспорядочных половых сношений, что не позволяем себе даже похотливого взгляда» (Афинагор).

  «Христианин имеет связь лишь с женским полом… Христианский муж ни с кем другим не имеет дело, как лишь со своей женой» (Тертуллиан).


  Одним из излюбленных обвинений, которыми в наше время противники награждают Свидетелей Иеговы, является всё та же «опасность» их учений для семейных отношений. Абсолютно беспочвенно выражается утверждение, что Свидетели якобы поощряют к разрыву со спутником жизни, если тот не принимает взгляды верующего супруга. Причём, никаких реальных подтверждений тому противники не предоставляют. И это притом, что в самих публикациях Свидетелей Иеговы однозначно говорится о недопустимости развода с неверующим спутником жизни, если только тот не совершил супружеской измены.

  Ровно настолько же безосновательно выглядят попытки обвинить Свидетелей в том, что они якобы призывают к отказу от материального имущества в пользу организации. Про ставшие уже классическими по своей нелепости басни об «отнятых квартирах» и «отдаваемых десятинах» нет смысла и упоминать – этим глупостям многие уже перестали верить. Но разве похожи Свидетели Иеговы на мрачных людей в серых облатках и чёрных платочках? Разве материальный достаток когда-либо ставится в упрёк христианам? Организацию Свидетелей составляют люди из самых разных социальных слоёв, и никого это не приводит в преткновение. Единственное, на что в этой связи довольно часто обращается организацией внимание христиан, это опасность развития в человеке духа материализма. Ведь именно на это обратил внимание слушателей Иисус словами «Смотрите, берегитесь всякого рода жадности» (Лк. 12:15).

  И если уж на то пошло, то куда больше нареканий у общественности вызывает практика монастырского отшельничества, практикуемая некоторыми т.н. «традиционными» религиями, когда человек отказывается практически от всего, что у него было до сей поры, и уединяется от мира в ограниченном пространстве. Общественность полна примеров отчаянных воззваний родителей, чьи дети ушли из семей и замкнулись в четырёх монастырских стенах. Сравнивая эти факты с реалиями жизни Свидетелей Иеговы, здравомыслящий человек, несомненно, увидит всю необоснованность обвинений в адрес Свидетелей.


Свидетели Иеговы и отсутствие обрядовости 



  «В-четвёртых, для многих язычников христианский образ жизни и их вера были непонятны, а значит, подозрительны.
  Христиане чуждались языческих общественных развлечений. Язычники же, которым удавалось стать свидетелями христианских богослужебных собраний, были удивлены отсутствием каких-либо статуй и изображений, что давало повод для обвинения христиан в «атеизме».
  Это непонимание сути христианского мировоззрения порождало множество нелепых слухов и подозрений – вплоть до обвинения христиан в ритуальных убийствах. Из-за этого общественное мнение было настроено по отношению к ним неизменно негативно» (М.В. Иванов «История христианства». Издательство «Библия для всех». Санкт-Петербург. 2000 г.).


  Ту же особенность несправедливых обвинений в адрес христиан времен Римской империи затрагивает и историк Кеннет Скотт Латурет:
  «Обвинения были разными. Так как христиане отказывались участвовать в языческих обрядах, их называли атеистами. Они сторонились многого, чем жило общество — языческих празднеств, публичных увеселений... и их высмеивали как человеконенавистников. [...] Считалось, что мужчины и женщины встречались по ночам... и вступали в беспорядочные половые сношения. [...] Так как [Вечеря воспоминания смерти Христа] отмечалась только в кругу верующих, пошли слухи, что христиане время от времени приносят в жертву младенца, пьют его кровь и едят его плоть» («История распространения христианства»).

  Действительно, хотя это и нелепо, но одним из обвинений, которое приводилось против ранних христиан в Римской империи, было то, что они атеисты. Д-р Август Неандер пишет: «Отрицающие богов, атеисты... было обычным определением христиан, распространенным среди людей». С точки зрения последних, христианское убеждение, что Бог невидим и поклонение ему не нуждается в видимых образах, абсолютно не вписывалось в религиозную практику известных в то время культов, а значит, свидетельствовало об «атеизме» христиан.

  По словам историка д-ра Джона фон Мосхайма, «римлян раздражала простота христианского поклонения, ничем не напоминавшего священные ритуалы какого-либо другого народа». Он также замечает: «У них не было ни жертвоприношений, ни храмов, ни религиозных изображений, ни оракулов, ни жреческих орденов — и этого было достаточно, чтобы заслужить поношения со стороны невежественного большинства, считавшего, что без перечисленных выше элементов религия невозможна в принципе. На христиан смотрели как на неких атеистов, а по римским законам те, кого можно было обвинить в атеизме, считались социально опасными».

  Всё это очень схоже с тем, как сегодня т.н. «традиционные» религии пытаются представить Свидетелей Иеговы в глазах общественности, говоря, что их нельзя считать христианами. И главной причиной тому указывается нежелание Свидетелей верить в Троицу, личность святого духа и в то, что Божий Сын является Всемогущим Богом. Порой некоторые особо рьяные противники говорят, что Свидетели Иеговы якобы вообще «не верят в Христа и в святой дух», что, конечно же, является откровенным искажением действительности.    


Свидетели Иеговы, праздники и развлечения 



  Аналогичным образом прослеживается схожесть недовольства языческого общества и современной общественности тем, что истинные христиане отвергали многие публичные развлечения и празднования. Подобно первым христианам Свидетели Иеговы стараются относиться очень разборчиво к тем увеселениям, что предлагает окружающий мир. Не потому, что им якобы не нравится отдых и эмоциональное освежение. Наоборот, Библия советует не забывать и об этих вопросах. «Всему своё время, и есть время всякому делу под небом: …время плакать и время смеяться, время рыдать и время плясать» (Экк. 3:1-4).

  Но в то же время Библия напоминает служителям Бога не уподобляться окружающим людям в их бездумных развлечениях, суть которых по сути своей является оскорблением истины.

  «Потому я говорю это и свидетельствую в Господе, чтобы вы больше не поступали, как поступают по суетности своего ума другие народы, которые пребывают разумом во тьме и отчуждены от жизни, что исходит от Бога, из-за своего невежества, из-за чёрствости своих сердец. Утратив всякий стыд, они предались распутному поведению, чтобы с жадностью заниматься всякого рода нечистотой… Блуд же и всякого рода нечистоту или жадность пусть даже не упоминают у вас, как и подобает святым, а также постыдное поведение, глупые разговоры и неприличные шутки — всё непристойное… Итак, внимательно следите за тем, чтобы вы поступали не как люди немудрые, а как мудрые, выкупая для себя подходящее время, потому что дни злы. Поэтому впредь не будьте неразумны, но постигайте, в чём воля Иеговы. И не напивайтесь допьяна вином, от чего предаются разгулу, но исполняйтесь духом» (Эф. 4:17-19; 5:3-4,15-18).

  Профессор церковной истории У. Д. Киллен писал: «Во II и III веках излюбленным местом жителей больших городов был театр. Актеры были людьми весьма распущенными, и их представления всегда были нацелены на потакание похотливости, свойственной той эпохе. [...] У всех истинных христиан театр вызывал отвращение. ...Их коробила его пошлость, а постоянные обращения к языческим богам и богиням оскорбляли их религиозные чувства» («The Ancient Church», страницы 318, 319).

  Историк Жером Каркопино в своей книге «Повседневная жизнь Древнего Рима» пишет: «Актрисам, игравшим в этих пьесах, разрешалось раздеваться донага... Кровь лилась рекой. [...] Извращенность, покорившая жителей столицы, доходила [в мимах] до крайности. Впрочем, все это не вызывало у них отвращения, поскольку ужасающее кровопролитие в амфитеатре уже давно притупило их чувства и убило в них все человеческое» («Daily Life in Ancient Rome»).

  Герхард Ульхорн описывал популярную тематику тех действий: «Главную тему составляли похождения обманутых мужей, нарушение супружеской верности и любовные интриги. Над добродетелью насмехались...; обливали грязью все святое и достойное уважения. Неприличием... развратной речью и выставлением напоказ того, что задевало чувство стыда, эти зрелища превосходили все. Балерины сбрасывали с себя одежды и танцевали полуголые, да, совершенно голые на эстраде. Об искусстве не было более и речи, все было рассчитано только на возбуждение органов чувств» (Герхард Ульхорн «Конфликт между христианством и язычеством» , 1886, стр. 110).

  Не удивительно поэтому, что первые христиане испытывали отвращение ко многим видам практиковавшихся в те времена развлечений. Известные апологеты раннего христианства высказывались на этот счёт довольно прямо:
   «У нас нет ничего общего с безумием цирка, с бесстыдством театра, с жестокостью арены... Каким образом мы оскорбляем вас, когда мы делаем себе собственное представление об удовольствии?» (Тертуллиан).

  «Мы считаем, что смотреть на убийство человека является почти тем же самым, как убивать его, почему мы отказываемся от таких зрелищ» (Афенагор).

  «Пагубное влияние театра является более опасным. Потому что темой комедии является лишение чести дев или любовь проституток.... Что остается делать молодым мужчинам и девам, когда они видят, что эти дела практикуются без стыда и всеми с удовольствием рассматриваются? Им ясно советуется, что они могут делать, и это зажигает в них страсть, которая в особенности возбуждается смотрением» (Лактантиус).


  Следуя известным библейским указаниям, Свидетели Иеговы, разумеется, отвергают всяческое участие в сомнительных развлечениях или празднованиях, которые сопровождаются шумными попойками, бесчинствами, или несут в себе связанные с ложной религией или спиритизмом элементы. Им не стыдно, что они не пойдут на какой-нибудь разрекламированный блокбастер, если его сюжет построен на демонизме или испещрён аморальными сценами. Свидетели не будут справлять Новый год, который как праздник сегодня всецело связан со спиритизмом, знаками Зодиака и гаданиями. Они явно будут выглядеть как «белые вороны» в коллективе, в котором присутствующие смеются над пошлыми анекдотами. 

  И пусть многим крайне не нравится такая принципиальная позиция Свидетелей. Но христиане не людям желают угождать, а Богу! Ведь, как хорошо известно, людям никогда не угодишь. Да и желание нравиться своему веку часто бывает поводом к тому, чтобы не нравиться потомству. Но если ты хочешь быть настоящим христианином, то ты должен твёрдо стоять на ногах в мире, где другие стоят на голове.

  Как сегодня многие раздражённо обвиняют Свидетелей Иеговы в «ущемлённости», так было и в первых веках. Например, Сенека выражал общую точку зрения, когда писал: «Кто не имеет любовных историй, тот презирается». «Непорочность является просто доказательством уродства». О тех, кто стал христианами, говорилось: «Какой же женщиной была она! Какой чувственной, какой веселой! Каким же парнем был он! Каким распущенным, каким похотливым! Теперь они стали христианами — как жалко!».


Слишком «молодая» вера?



  Историк Кеннет Скотт Латурет писал: «Помимо этого, другой ряд обвинений подвергал христианство насмешкам за его молодость и противопоставлял молодость христианства древности его соперников [иудаизма и греко-римских языческих религий]» («История распространения христианства», том 1, страница 131). Так, в начале второго столетия нашей эры римский историк Светоний называл христианство «новым и вредным суеверием».
 
  Но опять же, как это всё напоминает сегодняшние времена! Уж сколько раз Свидетелям Иеговы со стороны некоторых других религий ставилось в вину, что они не могут считаться «традиционной верой» для России, а, значит, не имеют права на исповедание своих убеждений среди россиян! И это притом, что в России их единоверцы появились ещё в XIX веке!

  Впрочем, со стороны фарисеев Иисусу тоже вменялось, что он якобы организатор новой «секты», а вот они - «потомки Авраама» (Ин. 8:33). Также и о Павле противники упорно говорили, что он «главарь секты назаретя́н» (Деян. 24:5; 28:22). Ни Иисуса, ни Павла, впрочем, нисколько не смущало, что иудаизм как форма поклонения насчитывал к тому времени уже полторы тысячи лет. Они были полностью уверены, что не вековые религиозные традиции определяют истинность убеждений, а  «поклонение в духе и истине» (Ин. 4:24). Не случайно Иисус сказал о будущих временах номинального христианства: «Но, когда Сын человеческий придёт, найдёт ли он веру на земле?» (Лк. 18:8). 


2011 год.